Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16

гласить прозой.

Самой структурой собственного лепета малыши предрасположены и, так сказать, принуждены к

стихотворству. Уже слово "мать" по симметричному расположению звуков есть вроде бы прототип

рифмы. Большущее большая часть детских слов выстроено конкретно по этому принципу Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16: бо-бо, бай-

бай, ку-ку, па-па, дя-дя, ба-ба, ня-ня и т.д., у всех у их такая двойная конструкция, при этом

2-ая часть каждого слова является четким повторением первой Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16. Эти звукосочетания

взяты взрослыми из детского лепета и, получив от взрослых определенный смысл, опять

предоставлены детям, но сначала для каждого малыша это были просто самоцельные звуки,

неоднократное произнесение которых доставляло ему Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 бескорыстную радость[132].

Замечательно, что в этих экзерсисах преобладает женская рифма. Практически 70

процентов изученных мною рифмованных слов, произносимых детками до двухгодового возраста,

имеют ударение на втором слоге от конца. Дактилические окончания практически никогда не

встречаются Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16. Дочь моя Мура на 3-ем году собственной жизни начала упиваться такими созвучиями:

Биля, биля, унага, унаваляя.

Биля, биля, унага, унаваляя.

Ранее этого возраста дактилические окончания были ей недосягаемы.

А дактилические рифмы приходят к ребенку Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 еще позже. Только в четырехлетнем возрасте

Саша Менчинский мог сказать собственной мамы:

"- Мать, я вымыслил рифму: "Каретно-Садовая - здоровая"[133].

Но на данный момент я говорю не о стихах, а только о рифмованных звуках Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16. Зачатки этих

звуков наблюдаются уже в детском лепете. О их есть поочередная запись у

Павловой: когда ее Адику было семь месяцев и одиннадцать дней, он стал повторять много раз:

гра-гра-ба Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16-ба-ба... Через 5 дней он затянул: аб-лям-лям-ба... Еще через две недели тянет без

перерыва: дай-дай-пр-пр-пр... На двенадцатом месяце он уже организовал эти звуки в хорей:

Мама-ма Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16,

Мама-ма!

Через три недели у него появились и другие хореи: к примеру, ня-ня-ня. Из этого материала

на втором году жизни у него создалось много двухсложных слов, уже санкционированных

взрослыми, к Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 примеру: ки-ки - кошка, тук-тук пароход, цо-цо - извозчик, ням-ням - пища, там-там -

музыка и т.д.[134].

Каждое такое "ням-ням" является по существу прарифмой. Таким макаром, уже в лепоте

семимесячных деток Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 можно увидеть зачатки рифмованной речи.

Сначала, как мы лицезрели, рифма появляется у малышей поневоле: такая структура их лепета. Без

созвучий они не могут обойтись. "Батя, ватя, матя, сатя" - это просто легче сказать Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16, потому что в

каждом из этих слов меняется только единственный звук, остальные же можно повторять по

инерции.

Но вот поэтому "батя" и "ватя" не являют собою стиха, ибо подлинный стих начинается

там, где кончается автоматическое Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 произнесение звуков и начинается смысл.

III. ПА и МА

Зародышом таковой осмысленной рифмы нужно, как мне кажется, считать одну

неразрывную пару детских слов, которая безизбежно появляется в сознании малыша,

возрастающего в обычной семье. Я говорю о Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 звуках па и ма.

"Папа" и "мать" - эти два слова являются для малыша вроде бы прототипом всех дуализмов и

всех симметрии. До того как человечий детеныш выяснит, что в мире есть ночь Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 и денек, огнь и

вода, белоснежное и темное, низ и верх, погибель и жизнь, он воочию лицезреет, что мир разбит на две

части - на папу и маму.

Двухгодовой Юрик, желая взобраться на диванчик, всегда Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 обращается к собственной мамы с

просьбой:

- Мамочка, мамоги.

И к папе:

- Папочка, папоги.

Ребенок считает законом, чтоб все подобные слова были парными, чтоб всякому звуку

па, входящему в состав хоть какого слова, обязательно соответствовал звук Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 ма. Одно без другого

невообразимо. Когда какая-то дама произнесла при Лиле, что у нее есть мать и мачеха, Лиля

спросила:

- Означает, и папа и пачеха.

Если мачеха - означает, и пачеха Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16. Здесь обычная перекличка 2-ух звуков, прочно

объединенных в уме у малыша.

Лицезрев заросли папоротника в дачном лесу, Володя обернулся и спросил:

- А где же маморотник?

И сколько я лицезрел малышей, которые, узнав, что на Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 свете есть картонные папки, через

некоторое количество дней называют их мамками.

Как обширно всераспространена посреди малых деток, в возрасте от 2-ух до 5, эта перекличка

2-ух схожих звуков, указывает хотя бы таковой эпизод.

Лет 40 тому вспять я Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 в ленинградском музее демонстрировал моей малеханькой дочери чучело

мамонта.

Она посмотрела на него и на данный момент же спросила:

- А где же папонт?

И вот в 1954 году я получаю такое письмо от столичного Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 языковеда доктора

А.Н.Робинсона:

"Когда Вале было около 7 лет, а Мише около 3-х, я повел их в институтский

Зоологический музей.

- Смотрите, это мамонты, - произнес я.

- А папонты где? - спросил малыш".

Проходит Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 еще пару лет, и в апреле 1957 года обитатель Нижнего Тагила инженер

Е.Мосар докладывает мне опять о том же.

"Сережа Левелецкий 4 лет, - пишет он, - отпрыск моего коллеги по работе, увидел в

журнальчике картину с изображением мамонта Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16.

- Мамочка, - спросил он, - а мамонты сейчас бывают?

- Нет, деточка, мамонтов издавна уже нет.

Сережа задумался.

- А папонты есть?"

Вроде бы ни были различны эти детки, наблюдаемые в различное время и в Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 различных местах,

свойственна одинаковость их типичных речений. Тем-то, повторяю, и замечателен детский

язык, что чуть не каждое новое слово, "придуманное" ребенком у нас на очах,

"изобретается" опять и опять другими Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 детками, в другую эру, при других обстоятельствах. Ибо

законы языкового мышления у всех российских деток схожи и вследствие этого не могут не

приводить к одним и этим же формациям слов. В каждой сотке писем, приобретенных Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 мною из

различных концов страны, найдется не меньше 30 (а порою и больше!), где, как некоторую

новинку, мне докладывают слова, которые издавна уже вошли в эту книжку и сейчас "изобретаются"

опять новым поколением деток. К Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 числу этих слов, как мы лицезреем, принадлежит и папонт,

появившийся из мамонта, благодаря тому, что в уме миллионов ребят с первых же месяцев жизни

установлена крепкая связь меж звуками ма и па.

Узнаваемый юрист Анатолий Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 Федорович Жеребцы говорил мне, что в 80-х годах,

когда посреди адвокатов вошло в моду ссылаться на психопатизм преступников, курьер суда

выразился про какую-то барыню, как будто она психоматка.

Тут та Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 же перекличка ма и па, та же простодушная уверенность, что па относится только к

мужикам, а дамам должно быть присвоено ма.

^ IV. 1-ые СТИХИ

Типичность этого явления бесспорна. Чуть ли существует ребенок, речевое развитие

которого обошлось бы Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 уже в этот ранешний период без парных в большинстве случаев рифмованных - звуков и

слов: высочина - глубочина, нянчила мамчила и т.д.

В первый раз я увидел это у себя в семье. Помню Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16, отпрыск мой четырехлетним мальчиком бегал

по саду и как сумасшедший выкрикивал:

Я-а больше тебя,

А ты меньше комара!

Это он сочинил про сестру, но сестра уже издавна удрала, а он - таковы поэты - все Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 еще

носился в пространстве, один, ничего не видя, не слыша, и по-шамански орал:

Я-а больше тебя,

А ты меньше комара!

Кружился, оглушенный своим своим кликом. И вдруг, как Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 будто из-за тыщи верст, до

него донеслось:

- Обедать!

Его повели к умывальнику, позже усадили за стол, но в крови у него еще не утихомирились

ритмы недавнешних прыжков, и он, скандируя ложкой, воскрикнул:

Дайте, дайте, дайте Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 мне

Ка-артофельно пюре!

Ибо, только прыгая и махая руками, ребенок может создавать свои вирши. Прицепив к

поясу тряпку, тот же мальчишка бегал из комнаты в комнату и, хлопая в ладоши, заливался Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16:

Я головастик,

Вот мой хвостик!

И снова:

Я головастик,

Вот мой хвостик!

И снова, и снова, и снова. Уже по самому кадансу стихов чувствуещь, что создатель их прыгал,

подскакивая и топал ногами. Тут 1-ое условие Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 его творчества.

Вообщем стихотворения деток в возрасте от 2-ух до 5 всегда появляются во время прыжков

и подскакиваний. Если ты пускаешь мыльные пузыри, для тебя естественно прыгать с соломинкой

около каждого пузыря Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 и орать:

Как высоко! Ай, ай, ай!

А если играешь в пятнашки, для тебя нельзя не выкрикивать:

Как могу, так и бью!

Как могу, так и бью!

И не раз и не два Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16, а раз 10 - пятнадцать попорядку. Тут 2-ая особенность этих детских

стихов: их выкрикивают огромное количество раз.

Потому они такие недлинные: две строчки - длиннее нельзя. И в этом их 3-я особенность.

С каждым новым Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 прыжком все стихотворение повторяется опять. Оно может быть даже в одну

строчку, только бы повторялось неоднократно. Тот же мальчишка, заткнув для себя уши, кружился на

месте, выкрикивая:

Как я желто говорю!

Как я желто Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 говорю!

Как я желто говорю!

покуда на физическом уровне не утомился. Кончилось прыганье - кончилось творчество.

Детское стихотворство - признак излишка играющих сил. Оно - явление такого же порядка,

как кувыркание либо махание руками. Грустный, хилый либо Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 сонный ребенок не создаст ни

1-го стиха. Для того чтоб стать поэтом, малышу необходимо испытывать то, что именуется

"телячьим экстазом". Ранешней весной на зеленоватой травке, когда детки шалеют от ветра и солнца, им

случается Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 по целым часам изливать свою экзальтацию в стихах. Как всякие стихи, порожденные

восторженной пляской, эти стихи нередко бывают глупыми, ибо исполняют основным

образом функцию музыки:

Уманяу, Уманяу,

Уманяу, Уманя!

Эндепдине, бететон.

Эндендине, бететон Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16!

Горбонове реткос!

Горбонове реткос![135]

Огромное количество детских заумных стихов я записал в свое время для поэта Велемира Хлебникова.

О тяготении малеханьких деток к звуковым арабескам, имеющим чисто орнаментальный

нрав, я в первый раз вызнал из биографии Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 Пушкина. У его компаньона Дельвига был брат,

семилетний Ваня, которого Дельвиг называл почему-либо романтиком. Услыхав, что Ваня уже

придумывает стихи, Пушкин пожелал познакомиться с ним, и небольшой поэт, не конфузясь, понятно

произнес Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16, положив обе руки в руки Пушкина:

Индиянда, Индиянда, Индия!

Индияди, Индияди, Индия!

Александр Сергеевич, погладив поэта по голове, поцеловал его и произнес:

- Он точно романтик...[136]

Нередко случается так, что сочиненные ребенком стихи сначала Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 исполнены самого точного

смысла, но позже под воздействием игры этот смысл понемногу выветривается и стихи неприметно

для создателя становятся заумными глоссами.

В один прекрасный момент на даче у меня под окном появился Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 незнакомый мальчик, который заорал в

упоении, демонстрируя мне камышинку:

Эку пику дядя отдал!

Эку пику дядя отдал!

Ко, разумеется, его экстаз выходил далековато за границы человечьих слов, поэтому через

пару минут та же Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 песня зазвучала у него по-другому:

Экикики диди да!

Экикики диди да!

Из "экой пики" стало "экикики", из "дядя отдал" - "диди да".

Случай очень выразительный, но, к огорчению, в то время, когда мне привелось

услыхать эту Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 песню, я некорректно объяснил трансформацию, которой подверг ее поющий

ребенок. Мне почудилось, как будто ребенок "высвободил свою песню от смысла, как от излишнего

груза". Я так и написал в собственной книге, и Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 только позднейшие наблюдения уверили меня, что у

деток никогда не бывает нарочитого рвения к абракадабре. Как мы уже лицезрели, детки,

напротив, стремятся во что бы то ни стало осмыслить каждое услышанное слово, превращая

"экскаватор" в "песковатор Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16" и "вазелин" в "мазелин". В этом случае ребенок высвободил свою

песню совершенно не от смысла, а от затруднительных звуков. Произнести "киники" легче уже

поэтому, что все три согласные тут совсем тождественны Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16. В сути, таковы же и

гласные, ибо, если фонетически записать это слово, получится, естественно, "икикики", где одни и

те же согласные чередуются с одними и теми же гласными. Все дело тут в облегченной

фонетике. Типично, что и Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 во 2-м варианте ритмика стиха осталась та же.

Но, естественно, нельзя умолчать и о том, что детки в другие минутки тешат себя "сладкими

звуками" и упиваются стихами, как музыкой, даже не вникая в их Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 смысл.

Это бывает чуть ли не с каждым ребенком, о чем свидетельствуют все дневники матерей и

отцов, где, как мы только-только лицезрели, регистрируются различные "мунды-карамунды" и

"вальчи-небальчи", в Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 обилии творимые детками преддошкольного возраста.

Этой склонности малых ребят упиваться гулкими созвучиями полностью соответствуют

многие детские песни в российском, сербском, чешском, грузинском, шведском, финском,

британском фольклоре.

Чтоб не загромождать свою книжку десятками многоязычных цитат, ограничусь только

английским Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 фольклором, где бытуют, к примеру, такие стихи, очень пользующиеся популярностью в

детской среде:

Heetum, peelum, penny, pie,

Pop a lorie, jinkie jye!

Хитэм, питэм, пенни, пай,

Поп э лори, дшинки джай!

Либо:

Eena Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16, meena, mina, mo,

Bassa, lena, lina, lo!

Инэ, минэ, майнэ, мо,

Бэссэ, линэ, лайнэ, ло!

В тщательном исследовании британского ученого Генри Бетта я прочитал об историческом

происхождения этих заумных стихов Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16.

Оказывается, что когда-то они были далековато не заумными. Они были исполнены самого

ясного смысла в языке тех старых кельтов, которые обладали Британией за длительное время до Цезаря [137].

Но кельты пропали, их язык Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 позабыт. Сейчас стихи эти не значат ничего. Английским детям они

дороги своим ритмом, своим музыкальным звучанием, подобно тому как для российских малышей из

поколения в поколение сохраняют свою привлекательность песни с такими зачинами:

Тень, тень, потетень Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16...

Постригули, помигули...

Коля, моля, селенга...

Перя, еря, суха, рюха...

Цыкень, выкень...

Колень-молень...

и т. д.

И пусть сейчас филологи доискиваются, что значило в старину перя, еря; мы знаем, что для

российских деток Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 уже около полутысячи лет оно не означает ровно ничего и что конкретно в таком

забвении смысла (если только был этот смысл!) заключается многолетняя привлекательность

схожих стихов для каждого последнего поколения деток.

До Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 какой степени ритм и рифма бывают для многих деток важнее, чем смысл стихов, я

удостоверился, следя свою четырехлетнюю дочь на жарких сестрорецких песках. Она инициативно

разыгрывала сама себе какую-то нескончаемую сказку о зайцах. Она была зайчиха Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16, и у нее

было 10 зайчат. Игра так захватила ее, что скоро она заговорила стихами. Я не очень

прислушивался к этим стихам, но вдруг меня поразили слова:

Шибко кролик побежал,

А за Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 ним бежит Журнальчик.

- Журнальчик? - спросил я. - Почему же журнальчик?

Она была застигнута врасплох, побагровела, но через минутку нашлась:

- Неуж-то ты не понимаешь? Журнальчик - это кролик таковой... Он читал журнальчики, журнальчики,

журнальчики Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16, вот его и окрестили Журнальчик.

Так была выдумана - задним числом - логическая мотивировка для очевидно глупой

рифмы, не имевшей сначала никакого дела к сюжету. Самому ребенку эта мотивировка

была не нужна, он отлично обходился без нее. Когда же Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 ему пришлось задуматься, чтоб

отыскать ее для непонимающих взрослых, он утратил и ритм игры, и аппетит к стихотворству.

Повторяя собственный импровизированный стих, малыши могут деформировать слово, но ни при каких

обстоятельствах Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 не нарушат напева, который для их есть первооснова стиха. Когда мальчишка

заорал за столом:

Дайте, дайте, дайте мне

Ка-артофельно пюре!

он достигнул безупречного ритма методом решительной экзекуции со словом "картофельное":

удвоил его 1-ый Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 звук и совершенно уничтожил последний.

С неменьшей решительностью деформировала слова собственной песни 3-х летняя Аня - в угоду

тому же полновластному ритму. Анина мама лежала в кровати и кормила грудью

новорожденного, которого только-только привезла из родильного дома Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16. Аня прыгала вокруг собственного

нового брата и выкрикивала в бурном экстазе:

Мать с мальчуганом лежит

И грудой его кормит!

Мать с мальчуганом лежит

И грудой его кормит!

"Грудой" и "кормит" - жертвы ритму. Через Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 час девченка сама растолковала папе:

- Нужно бы "грудью"... но "грудой" - чтоб было складнее.

Дерзко, без далеких размышлений, мелкие малыши разламывают всякую словесную форму, только бы

только обеспечить победу собственному возлюбленному ритму (также порою и рифме Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16).

Наточка Вернандер, 2-ух с половиною лет, выкрикнула как-то такие стихи:

Плывут уточка с гусем

На раздутых парусём.

Произнеся это двустишие, она тотчас же увидела, что ею нарушены какие-то принципиальные

нормы Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16, и стала разъяснять подобно Ане:

- "Парусём" - это чтоб было прекрасно.

3-х летняя Елена раскрашивала рисунки и повторяла ритмически:

Красноватый дом

Из солом.

Красноватый дом

Из солом.

Двое малышей были посланы к дачным соседям за газетами Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16. Девченка возвратилась с охапкой

"Известий", а мальчишка забежал в комнату с пустыми руками, победоносно крича:

Я не та-ак волоку.

Я в галопию скаку!

Я не та-ак волоку.

Я в Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 галопию скаку!

Слово "галоп" было отлично понятно ему. Но ради стихотворного размера он неприметно

себе сделал на бегу слово галопия, по этому у него вышел совсем верный

хорей. Так велико у ребят чисто мышечное чувство стиха Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16. От движения - к звуку, от звука - к

слову, - вот настоящий путь "экикик".

Таким же рвением к ритму разъясняется то усечение, которому подверглось слово

кошка в детских стихах, обращенных шестилетней поэтессой к собаке:

Джойка, Джойка Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16, ты малыш,

Ты гоняешь кош и мышь.

"Грудой", "галопия", "ка-артофельно", "кош", "кормит" - детки охотно подвергнут таковой

деформации хоть какое слово, нарушающее ритм.

Папа уезжает в командировку.

Четырехлетний Леня удивлен:

- Так папа у Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 нас командир?!

И мальчишка одномоментно изобретает двустишие:

А мой папа командир,

В командирку укатил.

Мама поправляет его:

- Не в командирку, а в командировку.

Он пробует ввести в свою песню это длинноватое Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 слово, но оно разрушает ее, и поэтому через

минутку он опять поет: "в командирку". Так велико у него чувство ритма, что, как и всякий

поющий ребенок, он предпочитает исказить форму слова, только бы сохранить в

неприкосновенности Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 ритм (сообщено его мамой А.С.Мазаевой).

Каковой же ритм всех этих детских экспромтов, вызванных пляской и прыганьем?

Сколько ни доводилось мне слышать схожих стишков, во всех один и тот Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 же ритм: хорей.

Почему это так, я не знаю.

Может быть, поэтому, что детки всего мира прыгают и танцуют хореем; может быть, поэтому,

что еще грудным, бессловесным малышам все мамы внушают этот ритм, когда Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 качают и

подбрасывают их, когда хлопают перед ними в ладоши и даже когда убаюкивают их (потому что "баю-

баюшки-баю" есть хорей), - но, вроде бы то ни было, это практически единственный ритм веселых

детских Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 стихов. Хорей, который порою связан с анапестом.

Наилучшие детские народные песни (того же плясового склада) имеют в большом собственном

большинстве тот же единственный ритм.

Возьмите более соответствующие песни из числа тех, которые Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 собраны Шейном в столичных,

тульских и рязанских деревнях, и сравните их с английскими Nursery Rhymes. Везде на 1-ое

место выступит тот же хорей:

Тюшки, тюшки, тюшки!

На горе пичужки...

Ай дуду, дуду Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16, дуду!

Посиживает ворон на дубу...

Три-та-та, три-та-та!

Вышла кошка за кота...

Дон, дон, дон!

Зажегся кошкин дом...

А чучу, чучу, чучу!

Я горошек молочу...

А тари, тари, тари!

Куплю Лиде янтари Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16...

Тенти, бренти! Сам сокол

Через поле перебежал...

Куба, куба, кубака,

Тама яма глубока...[138]

Хитэм, питэм, пенни, пай,

Поп э лори, джинки джай!

Инэ, минэ, майнэ, мо,

Бэссэ, линэ, лайнэ, ло Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16!

Все эти различные отрывки любимых детских стишков, сделанных в различные века в

различных концах Европы, вроде бы соединяются в одно стихотворение до того они идентичны меж собой,

однородны и по расположению слов, и по Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 ритму.

Я нарочно избрал такие из их, завышенная чувственность которых не вызывает

колебаний, потому что сказывается в структуре стиха: каждое стихотворение начинается какой-

нибудь тарабарской запевкой, имеющей нрав междометия, выкрикиваемого по нескольку

раз: тенти Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16-бренти, дон-дон-дон, ай дуду-дуду-дуду, а чучу-чучу-чучу и т.п. В этих междометиях

ярче всего выражается плясовая суть народной поэзии для деток. Здесь топот ног, здесь

вскидывание рук, здесь опьянение Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 звуками - поистине детки всего мира - одна сплошная секта

прыгунов.

Недаром так бешено орала орава деток, прыгая вокруг огромного стола:

Ситцевый галопа!

Скачет вся Европа.

Ситцевый галопа!

Скачет вся Европа.

Это тот "галопа", который у Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 всякого здорового малыша так нередко реализуется в стих:

Я не та-ак волоку,

Я в галопию скаку!

Об этом "галопе" одна мама (Инна Клевенская) сказала мне из городка Калинина Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 таковой

эпизод:

"Мой отпрыск Павел забежал ко мне с зияющими очами, держа в руке растение сурепку, и

заорал в экстазе:

- Мать, эта трава - арбикой?

Потом - он впереди, а малыши за ним - понеслись в галоп вокруг комнаты, распевая Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 дико, но

вдохновенно:

Эта трава - арбикой!

Эта трава - арбикой..."

Тут находится с особой ясностью публичный нрав "экикик". Они

прилипчивы. Они заразны. Стоит одному из малышей выкрикнуть какое-либо ритмическое

сочетание звуков, эти Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 звуки одномоментно подхватываются всеми другими детками, и, таким

образом, личное творчество поэта-ребенка становится хоровым, коллективным.

В приведенном письме очень верно отмечены все этапы такового обобществления стихов.

Поначалу - одинокий экстаз мальчика, нашедшего неведомую траву, которой он Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 отдал

такое необычное имя: арбикой.

Позже - его взволнованный ритмический возглас, в каком он сам не увидел стиха:

- Мать, эта трава - арбикой?

Позже восприятие этого возгласа коллективом деток, которые чутко улавливают тут

стиховое Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 звучание, чувствуют этот возглас как хорей и начинают воспользоваться им для собственной

массовой экстатической пляски, вовлекая в нее и поэта.

Такое коллективное детское творчество мне бывало следить не раз. Я нередко был

очевидцем того, как Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 группа деток, услышав какой-либо случайный отрывок житейской

речи, здесь же превращала эту прозу в стихи. Помню, на даче в Куоккале проезжал мимо нашего

сада незнакомый финн-зеленщик и, ни к кому не обращаясь Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16, произнес:

- Дождик прошел, дорога сукка! - выразив этой краткой фразой свою удовлетворенность по поводу

того происшествия, что, невзирая на вчерашний ливень, дорога осталась сухой.

Детки тотчас же поймали в этой таинственной фразе Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 собственный возлюбленный хорей и, когда испугавший

их финн скрылся за поворотом дороги, закружились, как факиры, выкрикивая:

Дождик прошел, дорога сукка!

Дождик прошел, дорога сукка!

Так случайная житейская, не совершенно понятная фраза стала заразным и гулким

стихом, организующим Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 коллективную детскую пляску.

Как-то весной в деревне несколько ребятишек посиживали на жерди забора, а какой-то из них бегал,

ловил майских жуков и во время ловли кликнул: "Жук Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16, жук, ниже, - я тебя не вижу!.." У него

вышел ненамеренный стих. И сходу все сорвались с места, начали прыгать, бегать за жуками и

орать:

Жук, жук, ниже,

Я тебя не вижу!

Жук, жук, ниже,

Я тебя Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 не вижу!

С того времени это повторялось раз в день, пока были жуки.

Стихи такового рода, как мы лицезрели, бывают по необходимости коротки и никогда не выходят

за границы двустишия, потому что Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 во время пляски небольшим детям необходимы одинаковые звуки,

способные быть повторяемыми бессчетное огромное количество раз.

Другое дело, когда детские стихи создаются не пляской, а какой-либо ритмической

работой, слагающейся из более различных Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 движений. Такие внушенные работой стихи

бывают еще длиннее, и ритм у их более сложен.

Много годов назад, к моему наслаждению, мне удалось подсмотреть, как пятилетние малыши и

другие, мало постарше, сами сложили изумительную рабочую песню Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16, которая отлично

ритмизировала их трудовые процессы.

Вышло это так.

Я жил на даче в Финляндии, в поселке, который сегодня именуется "Репино", и с целой

артелью малышей прогуливался за водою в "Пенаты" к Илье Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 Ефимовичу Репину, у которого в саду был

абиссинский колодец. Ведро у нас было малеханькое, я надевал его на длинноватую палку, и малыши

несли его совместно со мною, гордясь, что помогают взрослому человеку работать.

Дорога была Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 тяжелая: ведро цеплялось за пни и корешки. В особенности мешали два пня,

торчавшие на середине дороги, и каждый раз, когда мы к ним приближались, я уговаривал малышей

быть осторожнее: не расплескать бы воды. После каждых Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 шестнадцати шагов мы

останавливались и минутки две отдыхали. И вот на 3-ий денек нашей совместной работы, когда

в ней наметился ритм, малыши, шагая с ведром, стали выкрикивать такие стихи:

Два пня Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16,

Два корня

У забора,

У плетня,

Чтоб не было разбито,

Чтоб не было пролито,

Блямс!

При клике блямс они, как по команде, останавливались и тихо опускали ведро на землю.

Позже опять брались за палку и Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 опять выкрикивали те же стихи, шагая в такт своим кликам.

Замечательно, что стихи были как раз таковой длины, чтоб заполнить собою весь путь меж

2-мя остановками: их хватало ровно на шестнадцать Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 шагов.

Вобщем, не только лишь собственной длиной отличаются эти стихи от тех плясовых экспромтов, о

которых мы на данный момент гласили: самый стиль их другой. В их нет упоения пляской - это бравая, но

страдательная песня Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 работников, напрягающих силы, чтоб может быть тщательнее выполнить свою

работу. Правда, тут тот же хорей, но в этом хорее не прыжки и подскакивания, а мерная,

несколько затрудненная, хотя и бодренькая поступь. Тут каждое слово осмысленно Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16, ибо

продиктовано самой обстановкой труда.

Это не воспрепядствовало младшему поколению малышей на последующее лето пользоваться нашей

песней для обыденных безудержных плясок. Они кружились на морском берегу и выкрикивали:

Два пня, два корня,

Посмотрите на Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 меня,

Блямс!

И при клике блямс падали на песок как подстреленные.

В очах деток стихи до таковой степени неотделимы от танца, что малыши склонны определять

"плясовитостью" даже чудесные сказки.

Тетя Зося Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 произнесла Маринке по поводу моего "Бармалея":

- Для чего, не понимаю, необходимы такие пустопорожние книжки!

- Ах, тетя, - сделала возражение Маринка, - ее всю можно протанцевать!

К числу коллективных стихов относятся также и те, которые Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 не так давно получили заглавие:

"дразнилки".

В старенькое время эти стихи обычно выкрикивались массой возбужденных деток,

преследовавших какого-либо ненавистного им человека - колченогого, безумного, горбатого,

рыжеватого.

При всем этом малыши не просто бежали за Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 противником, а прыгали и танцевали, как одичавшие, что опять-таки

сказывалось в темпе стихов.

Бывало, что эта дикарская пляска происходила на месте - когда, к примеру, две группы

малышей стояли одна против другой, как две Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 армии, готовые к бою, и обменивались рифмованной

бранью, которая каждую минутку могла перейти в стычку.

Я много слыхал этих детских дразнилок, и мне кажется, что их более свойственное

свойство - в звуковых вариациях первого Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 слова, в повторах, свидетельствующих о том

возбуждении, в каком находились произносившие их.

Таковы народные дразнилки:

Федя-бредя

Съел медведя...

Цыган, мыган

Кошку дрыгал...

Коля-моля селенга

Съел корову и быка.

Эта звуковая инерция - верный символ Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16, что дразнилки принадлежат к числу таких же

чувственных стихов, как и те, о которых было сказано выше.

В большинстве дразнилок властвует опять-таки хорей. Другие из их создают

воспоминание ямбов, но не надо забывать, что у Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 их 1-ый слог во время произнесения

растягивается: "Бе-эсштанный рак", "Е-эгорка косой", что и делает эти строчки хореями.

Дразнилки бывали ориентированы не только лишь против людей, да и против животных Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16, ненависть к

которым детки время от времени разжигали внутри себя.

Проживая в деревне под Лугой, я лицезрел, как соседские детки, раз в день проходя мимо

мельницы, хором упрекали жившего там индюка за то, что он Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 как будто похитил поросенка, и в

собственных упреках доходили до ярости, с каждым новым кликом распаляясь больше:

Индя, индя, красноватый нос,

Поросеночка унес,

Индю в городке изловили,

Красны сопли оторвали.

Стихи эти Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16, навряд ли сочиненные самими детками, были насыщены лютой, хотя и

беспричинной ненавистью, которая так и звенела в каждом клике.

Справедливость просит отметить, что через два месяца, осенью, я повстречал тех же деток,

когда они праздничной Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 процессией направлялись на мельницу, неся на круглых дощечках,

которые издалече показались мне большенными подносами, разноцветные и калоритные груды ягод, грибов

и цветов.

- Куда вы идете?

- К индюку. Он сейчас именинник.

Они Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 шли поздравить индюка с именинами и несли ему богатые дары, совсем позабыв о

той ненависти, которую все лето разжигали внутри себя собственной песней.

Дразнилки нередко бывают экспромтами. 3-х летняя Аня, услышав, как Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 хвалится какая-то

барыня, что у нее мама из дворян, тотчас же прибавила в рифму:

- А отец из обезьян.

И, взволнованная собственной хлесткой ненамеренной рифмой, закружилась по комнате и заорала

пронзительно:

Твоя мать из дворян Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16,

А отец из обезьян!

Твоя мать из дворян,

А отец из обезьян!

Так нежданно-негаданно у нее вышел хореический стих, без которого подлинные

дразнилки невообразимы.

Еще есть одно качество в экикиках 3-х летних деток: они Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 все проникнуты радостью. Они не

знают ни вздохов, ни слез. Это песни счастья, это высшее выражение того довольства собою и

миром, которое так нередко обхватывает каждого здорового малыша. Какое счастье, что мне Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 дали

пику! Какое счастье, что мать "кормит" моего брата "грудой"! Какое счастье, что мой мыльный

пузырь залетел в такую высоту!

Чуть ли Фридрих Шиллер был так счастлив, сочиняя собственный гимн "К радости", как Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 был

счастлив 3-х летний Бубус, выкрикнувший в излишке блаженства:

С рынку бабушка пришла

И конфету принесла!

Это песни самоутверждения и бахвальства, без которых ребенок - не ребенок, потому что ему

всегда нужна иллюзия, что он умнее, посильнее, храбрее Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 других.

Никто никогда не случается так самодоволен, как двухгодовой малыш: он рад без конца

восторгаться своими надуманными фортунами и свойствами. Необходимо было слышать, с какой

надменностью произносил слово "я" крошечный четырехлетний поэт, когда он дразнил Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 свою

сестру ее небольшим ростом:

Я-а больше тебя,

А ты меньше комара!

Самая радостная песня, какую я когда-либо слыхал от 3-х летних поэтов, заключала внутри себя

последующий текст:

Бом, бом, тили Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16, тили,

Нашу маму уменьшили.

Бом, бом, тили, тили,

Нашу маму уменьшили.

Помню, я возвратился домой из Хельсинки в Куоккалу; детки мои выбежали мне навстречу и,

прыгая, запели в упоении:

А нас обокрали Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16!

А нас обокрали!

Для их это была ненамеренная удовлетворенность, и они опешили, что я не делю ее.

Таким макаром, мы можем сказать, что посреди стимулов, порождающих в детской душе

киники, главную роль Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 играет приятная новизна воспоминаний. Новый человек. Новое,

невиданное слово. Новенькая, неслыханная вещь. Неожиданная перемена обстановки, даже перемена

погоды.

Я никогда не забуду, как четырехлетнего украинца Валю поразил осколок утюга,

внесенный для чего-то Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 в квартиру. Этот осколок показался ему таковой сенсационной новинкой, что

поначалу он выразил свое изумление так:

- Тю! Половина утюга!

А позже, уловив в этой житейской фразе хорей, тотчас преобразовал ее в стих и Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 выкрикнул с

мягчайшим украинским акцентом:

А-га-га! Тю-га-га!

Половина утюга!

А-га-га! Тю-га-га!

Половина утюга!

Это была опять-таки песня ненамеренной радости.

И вот, к примеру, экспромт Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 Вики Ч. о внезапном приезде отца:

Дримпампопи!

Римпампони!

Едет папа на вагоне,

Молодец паровоз

Отлично его довез!

Отъезд хворого отца в санаторий тоже может сделаться предметом радостных стихов:

Папа едет в Красноватый Вал

Поправляться наповал Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16!

Но проходит еще два года, и в детских стихах возникают минорные звуки. Так, пятилетняя

Мура, осматривая подарки, приобретенные ею в денек рождения, произнесла элегически:

Если бы каждо воскресенье,

Было бы мое рожденье,

Было б Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 отлично!

и вздохнула о несовершенстве вселенной, где такие эталоны остаются мечтой.

По мере того как детки становятся старше, киники погибают в их поэзии, и малыши равномерно

усваивают новые формы стиха, не Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 связанные с экстатической пляской.

На шестом либо в большинстве случаев на седьмом году жизни они понемногу перебегают от

чувственных выкриков к чисто литературным стихам.

Сначала создается переходная форма, где еще властвует прежний Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 хорей и рифмованные

строчки все еще размещены рядом, но эти строчки уже выходят за границы двустиший, а их тема

становится еще труднее.

Шестилетняя Аня, узнав, что какого-то мальчугана высекла сердитая тетка, воспела свою

мама в Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 таких стихах:

Мать умная была

И меня не посекла.

Ай люли, люли, люли,

Ты меня всегда обожай,

Я сейчас тебя люблю,

Не кап-риз-ни-ча-ю.

Это все еще экспромт, в темпе Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 еще ощущается некоторый "экстаз", но стихи еще истовее,

чем киники, и, главное, в три раза длиннее. Проходит еще полгода, и всяким экикикам конец. Стихи

становятся нестройны и аморфны, их ритмы начинают приметно хромать, так Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 как к этому

времени ребенок утрачивает моторное чувство стиха, и его импровизации выражают уже не

"экстаз", а в большинстве случаев рассуждение, раздумье.

Тут новый период детского стихотворства представляет собою высшую

стадию по сопоставлению с предшествующим периодом Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16, так что чуть ли можно жалеть, что прогресс

достигается ценою временного угасания чувства ритма.

Вот, к примеру, какие непевучие стихи сочинил шестилетний Никита Толстой:

Некие люди нуждаются в молоке,

Но рыба Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 в этом не нуждается.

Она плавает по реке.

Стихи резонерские. Их интонации подсказаны не песней, не пляской, а рассудочным,

житейским говором.

Оттого-то в эту пору - от 5 до 10 лет - малыши так нередко слагают Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 белоснежные, "свободные"

стихи - без всякого определенного ритма:

Я видывал яблоко

В королевском саду.

Ему не завидовал:

Ведь оно за решеткой,

Оно за решеткой.

Эта элегия девятилетнего Кесария В. есть, в сути, поэтическое рассуждение о Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 рабстве.

Она очень грациозна, умна, но ее природа другая, чем в плясовых экикиках: "верный" и

"стройный" размер только разладил бы ее интонации.

Такое же разрушение "правильной" формы наблюдается и в Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 другой (тоже потрясающей)

элегии Кесария В.:

Меж сумрачными горами

Одна сосенка вырастает

На берегу морском.

Она морю стон собственный шлет:

"Ой, милые волны!

Вы ведрами льете соленую воду

На нежную кожу мою,

Мне больно, мне больно!

Вы Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16, милые волны, оставьте,

Задумайтесь!"

Но волны не внемлют стонов сосны.

Сначала поэт, разумеется, пробовал выстроить это стихотворение хореем, но уже на третьей

строке перебежал к свободному стиху, а на пятой отказался от рифмы.

Одно Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 время я был склонен неверно мыслить, как будто тут наблюдается некоторый регресс в

духовном развитии малыша. С горечью я отмечал, что, чуток только ребенок оторвется от пляски

и песни, его стихи практически Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16 всегда становятся дряхлой нескладицей. Они уже не появляются

экспромтом, а, напротив, "сочиняются", "выдумываются", и сложно ли, что в большинстве этих

сочиненных стихов часто отсутствует какой бы то ни было определенный напев либо строй Учебник детоведения, заслуженно вошедший в золотой фонд детской психологии и педагогики - страница 16.



uchebno-metodicheskij-kompleks-aktualnie-problemi-ugolovnogo-sudoproizvodstva-i-operativno-rozisknoj-deyatelnosti-napravlenie-podgotovki.html
uchebno-metodicheskij-kompleks-chelyabinsk-2006-soderzhanie-trebovanie-k-obyazatelnomu-minimumu-soderzhaniya-disciplini-reklamovedenie-po-specialnosti-040201-sociologiya-rabochij-uchebnij-plan-disciplini-reklamovedenie.html
uchebno-metodicheskij-kompleks-disciplina-dvuyazichie-v-respublike-komi-blok-disciplini.html